О чём напоминает памятник на гражданском кладбище д. Новоселье Сланцевского района

429
7 минут
О чём напоминает памятник на гражданском кладбище  д. Новоселье Сланцевского района
Прежде всего, несколько слов о самом новосельском кладбище. В 1897 году в «Паровой скоропечатне Я.И. Либермана», которая находилась на набережной реки Фонтанки в доме № 86, было напечатано воззвание, озаглавленное «Православные христиане». Авторы этого воззвания сетовали на то, что в селе Новоселье нет своей церкви, местные жители уж собрались построить Божий храм во имя Св. Александра Невского, но «…посетивший нас в последние три года неурожай, унес от нас и все наши скудные средства, которыми мы располагали, и вместе с тем и все наши надежды». Кроме этого, в воззвании было подчеркнуто следующее обстоятельство: «…наша местность, расположенная при деревне НОВОСЕЛИИ, в Гдовском уезде, С-Петербургской губернии, где до настоящего времени сохранилось довольно обширное древнее кладбище, относимое учеными археологами ко временам Владимира Святого».
Кроме того, о древности новосельского погоста свидетельствуют: наличие на его территории жальничного могильника «у церкви в д. Новоселье» и двух каменных крестов.

*   *   *
В 1919 году на этом кладбище появилась ещё одна могила – братская, в ней были похоронены местные советские активисты. В связи с тем, что все погибшие и их родственники были крещены по православному обычаю, как было принято в то время, поначалу она представляла собой большой земляной холм, увенчанный крестом. Как эта могила выглядела до войны и в первые послевоенные годы – не известно. Достоверно известно только то, что сам памятник-обелиск был реставрирован и переоборудован 5 ноября 1971 года. В настоящее время он представляет собой сложную пирамиду, состоящую из четырёх элементов.
Нижняя часть памятника сложена из кирпича и каменного бута, она оштукатурена.
Вторая часть представляет собой прямоугольную бетонную плиту со скошенным передним краем.
Третья часть – это бетонный куб. На нём установлена табличка из нержавеющей стали, на которой выгравирован следующий текст: «РАБОТНИКАМ КОМИТЕТА БЕДНОТЫ И АКТИВИСТАМ МЕСТНОГО СОВЕТА погибшим в 1919 г. от рук белогвардейцев».
Четвёртая, верхняя часть памятника представляет собой бетонную четырехгранную пирамиду, увенчанную пятиконечной звездой в обрамлении венка из нержавеющей стали.
На первой или нижней части памятника закреплена плита серого мрамора, на ней надпись: «Здесь захоронены», ниже указаны следующие фамилии:
Дроздов Андрей Андреевич
Дроздов Александр Владимирович
Евграфов Андрей Евграфович
Егоров Алексей Егорович
Косенков Владимир Фролович
Косенков Петр Фролович
Лаврентьев Иван Лаврентьевич
Мохов Александр Федорович
Павлов Александр Павлович
Павлов Федор Пантелеевич
Светлова Анна Федоровна
Соколов Илья Васильевич
Соловьев Иван Иванович
Терентьев Илья Терентьевич
Федоров Михаил Николаевич
Федоров Сергей Осипович.

*   *   *
В надписи на табличке этого памятника есть одна неточность – к 1919 году Комитеты Бедноты были  упразднены, поэтому правильнее было бы написать «Бывшим работникам Комитета Бедноты», а ещё правильнее – просто «Советским активистам». Обо всем этом и об обстоятельствах появления на новосельском кладбище братской могилы мы расскажем ниже. И начнём свой рассказ словами из воспоминаний одного из участников тех событий: «Когда рабочие и крестьяне под руководством Коммунистической партии свергли Временное правительство, мы в деревне организовали отряд Красной Гвардии. У помещика фон Эндина, который жил в помещении школы, отобрали землю и передали ее крестьянам». В этом незамысловатом рассказе автор большевистскую партию путает с коммунистической, и считает, что вдова помещика Николая Николаевича фон Эндена жила в 1917 году не в собственном господском  доме, а в школе. Кстати сказать, школа в господском доме была устроена только в 1945 году. В 1917 году землю действительно отобрали, только не красногвардейцы, а Волостной Земельный Комитет, и передали эту землю не крестьянам, она перешла в распоряжение того же Земельного Комитета. Но давайте оставим участника событий в его счастливом неведении, а сами попытаемся понять, почему в 1919 году из-за земли разыгрались такие страсти.
В дореволюционной аграрной России всегда остро стоял вопрос о земле. Едоков было много, семьи многодетные, а пахотной земли мало, и на всех её не хватало. Не было ещё такой техники, которая могла бы произвести масштабную мелиорацию и тем самым увеличить количество пахотной земли. В достаточном количестве не производились и не использовались органические удобрения. Поэтому существовали, правда, до конца не реализованные, программы по переселению части малоземельного крестьянства из центральных областей России на сибирские земли.
Пальма первенства в окончательном решении земельного вопроса в России принадлежит отнюдь не большевикам, а Временному правительству. История этого, так до конца и не реализованного решения, такова. Уже 4 марта 1917 года, в то время когда на улицах Петрограда ещё не стихли уличные беспорядки, на одном из первых своих заседаний оно рассмотрело вопрос о прекращении мер, направленных к ликвидации немецкого землевладения во внутренних губерниях империи.
Дело в том, что с началом Первой мировой войны лица немецкого происхождения, находившиеся на территории России, были поражены в имущественных правах. Сначала землю, недвижимость и товары стали реквизировать у немцев, иностранных подданных, а затем и у немцев, имеющих российское гражданство. И хотя война с Германией продолжалась, министру земледелия Шингареву было поручено представить проект указа о «приостановлении действия проведенных в порядке статьи 87 Основных Законов мер о ликвидации немецкого землевладения в части, касающейся коренных жителей из числа русских подданных». Через три дня 7 марта 1917 года закон о ликвидации немецкого землевладения во внутренних губерниях был приостановлен.
Стоит признать, что в этом случае Временное правительство действовало крайне непоследовательно. Одной рукой оно решило «русским немцам» землю вернуть, а другой рукой – все земли перераспределить. Правда, времени осуществить этот план у Временного правительства не хватило, окончательно решили земельный вопрос большевики. Начало отчуждению земель было положено 13 марта 1917 года, когда на своём шестнадцатом заседании члены Временного правительства  заслушали Представление министра земледелия о передаче в казну земель и доходов Кабинета отрекшегося императора Николая II. Прошло всего две недели, как Временное правительство пришло к власти. И вот в своём очередном постановлении № 81 от 19 марта оно решило организовать Земельный Комитет. Этот Комитет создавался для того, чтобы подготовить и организовать земельную реформу. Сам закон о Земельных комитетах увидел свет 21-го апреля 1917 года.
Согласно этому закону все ранее созданные для заведывания земельными делами должности и учреждения упразднялись, если их деятельность признавалась Комитетом излишней. Зато повсеместно учреждались губернские, уездные и волостные земельные комитеты. Волостные комитеты занимались сбором сведений о землях и нуждах земледельцев, а Главный комитет – составлением общего проекта земельной реформы.
Земельные комитеты приступили к работе и трудились до конца октября 1917 года. На следующий  день после захвата власти большевики одним махом решили земельный вопрос. Знаменитый «Декрет о земле», принятый на втором съезде Советов 26 октября (8 ноября по новому стилю) 1917 года, передавал помещичьи имения, удельные и монастырские земли со всем их живым и мёртвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов впредь до Учредительного Собрания.
Что же получили крестьяне благодаря декрету? Да собственно ничего! В 1916 году в нечернозёмной полосе 92,8 процента всей посевной площади земель уже принадлежали крестьянам, и только 7,8 процента принадлежали крупным землевладельцам, использовавшим наёмный крестьянский труд. А как же изъятые согласно декрету земли? А эти земли поступали в распоряжение волостных земельных комитетов «впредь до Учредительного Собрания».
Продолжение следует.
А.Д. Лукашов,
краевед.

. Лапшин В.А. Археологическая карта Ленинградской области. Ленинград, 1990. Стр. 65.
. «Рассказ участника гражданской и Великой Отечественной войн Фролова Владимира Фроловича. 1885 г. рождения». Этот рассказ хранится в музее новосельской школы.
. Журнал заседаний Временного правительства за март-апрель 1917 г. Москва. РОССПЭН. 2011. Стр. 46.
. Журнал заседаний Временного правительства за март-апрель 1917 г. Москва. РОССПЭН. 2011. Стр. 180.
. Ефимов Ев. Закон о Земельных комитетах. Москва. 1917. Стр. 8.
. Сборник указов и постановлений Временного правительства. 1917. Стр. 192
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика