Памятник на гражданском кладбище д. Новоселье Сланцевского района (Окончание).

1178
8 минут
Памятник на гражданском кладбище  д. Новоселье Сланцевского района  (Окончание).
Начало в номерах 40, 41.  
Окончание.
В то время, когда в имении Леонтьевское квартировала Ревельская конвойно-охранная команда, оно принадлежало вдове действительного тайного советника сенатора Николая Николаевича фон Эндена – Елене Ивановне фон Энден, в девичестве – Эллиот. Елена Ивановна проживала в имении со своими дочерьми: старшей – Еленой и младшей – Любовью и детьми младшей дочери – Зоей и Колей. Спустя полгода в ноябре 1919 года они бежали в Эстонию. По дороге Елена Ивановна скончалась и была похоронена в деревне Махи Везенбергского уезда.  Чуть позднее, в этом же году в Нарве скончалась ее старшая дочь Елена. В своих воспоминаниях их родственник Сергей Михайлович Беляев пишет: «С марта 1918 года мы не имели никаких вестей от своих. Больше года спустя, уже в Сербии, из Эстонии пришло письмо от тети Любы, разыскавшей нас через газеты, с известием о бабушкиной смерти … (После неудачного наступления на Петроград в октябре 19-го года армия генерала Юденича поспешно отходила от Гатчины и от Гдова). Бабушка с двумя дочерьми и двумя внуками (Зузей и Колей) отправились из Леонтьевского на своей подводе запряженной жеребцом Олегом и сопровождаемые собакой Дружком; до Эстонской границы, куда потянулись беженцы, было верст 50-60. На границе беженцев долго не пускали, заночевали в лесу, где-то в снегу, – был уж ноябрь месяц… Бабушка просто не выдержала этой передряги, вскоре, однажды не проснулась утром…».
Но вернёмся в май 1919 года. Белые нагрянули настолько неожиданно, что члены местного комбеда и советские активисты не успели бежать. Они были арестованы и посажены в конюшню усадьбы Леонтьевское, сохранившуюся в сильно перестроенном виде до наших дней. «Пришли белые. Больше всего они в Леонтьевском стояли (в Эндиной мызе – штаб). Когда мы узнали, что там сидят заложники, (в барской конюшне, там сейчас склад при лесопилке). хотели их освободить, но белые отправили их в Гдов, где и казнили)».
Все арестованные из Леонтьевского были отправлены в Гдов, где после скорого суда и вынесения приговора были повешены у дома городского головы. Затем их тела сбросили в колодец. Племянник братьев Косенковых вспоминал некоторые подробности казни своих родственников: «Дядя Володя поднялся без сознания, его камням добивали».
После отступления белой армии родственники казненных отправились в Гдов, привезли на своих телегах их тела и похоронили всех в одной братской могиле на Новосельском кладбище. Всего в этой могиле похоронен двадцать один человек, фамилии пятерых из них неизвестны. Справедливости ради следует сказать, что некоторые из арестованных были наказаны менее сурово, так, например, Климентьев Петр Климентьевич, житель деревни Лог, был высечен и отпущен домой. Неизвестно, чем бы закончилось дело, если бы отец не поехал в Гдов хлопотать за своего, не по годам самостоятельного, восемнадцатилетнего сына. Несмотря на свою молодость, Петр Климентьев к этому времени уже успел поучаствовать в борьбе с немецкими оккупантами. В конце февраля 1918 года для борьбы с немецкими войсками в деревню Большие Поля прибыл особый отряд Петроградского ССРМ под руководством Петра Смородина. Вместе с местной молодежью оказывал помощь этому отряду и Пётр Климентьев. По некоторым сведениям он ходил в разведку и даже участвовал в подрыве железной дороги Поля – Нарва.  После освобождения из гдовской тюрьмы, в течение полугода Петр никак себя не проявил, но когда в конце 1919 года с возвращением Красной Армии Гдовский военно-революционный комитет утвердил в должности председателя волостного ревкома и военного комиссара Рудненской волости уроженца Гусевой Горы А.П. Сорокина, Пётр Климентьев стал секретарём военкомата.
Небольшому числу активистов Советской власти весной 1919 года и вовсе удалось спастись от расправы. Так, например, член земельного комитета, а впоследствии военком Рудненской волости, член ВКПб с 24 ноября 1918 года Сорокин Александр Павлович сумел скрыться в подвале своего друга. Этот друг – брат казненного в Гдове председателя волисполкома Соловьев Федор Иванович, вспоминал о Сорокине: «Да, когда  брата повесили, его искали, но он был спрятан в Гусевой Горе в поленницу дров, а из дров-то его я сам провожал к себе домой, в подвал! Здесь в подвале он прожил 6 месяцев. А в избе-то наверху жили белые. Мы только просили Сашу: «Кури поменьше!», а то дым в избе чувствуется».
Все трое, о ком мы сейчас рассказали, изображены на старой, чудом сохранившейся фотографии. На ее обратной стороне есть следующая надпись: «Дер. Рудно военкомат 1919 г. Сидят: слева направо:
1. Соловьев Федор Иванович д. Новоселье.
2. Кулаков Николай д. Лог.
3. Сорокин Александр. Военком д. Гусева Гора.
4. Бараночников Алексей (Гришин?) д. Гусева Гора.
5. Климентьев Петр Климентьевич. Секретарь.  д. Лог.
6. Вальнов Александр д. Гусева Гора.
7. Блинов Иван д. Филатово.
Стоят слева направо:
8. Харитонов Степан д. Дубок.
9. Антонов Дмитрий (Сало) д. Гусева Гора».

В 1966 году со слов свидетелей тех событий были составлены два дополняющих друг друга списка казненных активистов Советской власти. Эти списки являются единственными документами, дающими представление о том, за что были приговорены к смерти некоторые из этих лиц, где они проживали, чем занимались. Ниже мы приведем оба списка полностью, и расскажем о некоторых допущенных в них неточностях.

Первый список:
Работники комитета бедноты и активисты Новосельского с/Совета, замученные белыми в 1919 году.
(Памятник на Новосельском кладбище).
1. Дроздов Андрей Андреевич.
2. Дроздов Александр Владимирович – комиссар кр. армии, приехал на побывку, белые захватили Рудно, предатель выдал, повешен в Рудно.
3. Евграфов Андрей Евграфович.
4. Егоров Алексей Егорович.
5. Косенков Владимир Федорович.
6. Лаврентьев Иван Лаврентьевич
7. Мохов Александр Федорович
8. Павлов Александр Павлович
9. Светлова Анна Федоровна д. Кислино, взята заложницей за Брата Светлова Василия Федоровича. Пред. волисполкома, волостной судья. Анну повесили во Гдове.
10. Павлов Федор Пантелеевич
11. Соколов Илья Васильевич – где? (Илья бедный прозвище) повешен в гдове. Брат Анны Налимовны – тещи Сизова Н.Е. – узнать.
12. Савельев Иван Иванович
13. Терентьев Илья Терентьевич
14. Федоров Михаил Николаевич
15. Федоров Сергей Осипович
16. Косенков Петр Фролович
Расправу чинил карательный отряд барона Гюнэ – стоял в Леонтьевском, особенно зверствовал Женька – кадет – 16 лет, любил вешать.

Второй список:
1. Дроздов Андрей Андреевич – из д. Перницы. «Повешен за то, что участвовал в раздаче помещичьей земли крестьянам.»
2. Дроздов Александр Васильевич – «Комиссар красной армии. Приехал на побывку, выдан местным  жителем, повешен в Рудно.»
3. Трифонов Илья Васильевич (прозвище Илья бедный) – из д. Заовражья – «Зачем хлеб отбирали по продразверстке. А он был бедняк из бедняков.»
4. Федоров Михаил Николаевич – из д. Климатино. «Тоже за участие сбора хлеба по продразверстке.»
5. Светлова Анна Семеновна – из д. Ждовля. «Ее брат был организатором Советской власти, председателем Сельсовета и судьей хоть и неграмотный был.»
6. Соловьев И.И. – председатель волисполкома.

В этих списках есть две неточности: так, в первом списке вместо фамилии председателя волисполкома Ивана Ивановича Соловьева ошибочно указана фамилия Савельев. Кстати, жена, приехавшая забирать тело мужа Ивана, узнала его только по характерной родинке. Во втором списке вместо фамилии Соколов (Илья Бедный) ошибочно указана фамилия Трифонов. Таким образом, благодаря этим двум спискам нам удалось более точно узнать, кем были, где жили и какие должности занимали те люди, что похоронены в братской могиле на Новосельском кладбище.  
И ещё, следует обратить внимание на одно обстоятельство, характерное для судебной системы, принятой в белой армии. Для белого суда была неважна принадлежность к определенному классу или сословию. К жестокому наказанию приговаривали граждан за их активную деятельность в органах Советской власти. В приведённых выше списках нет приговоренных к смертной казни за принадлежность к какому-либо сословию, но указана их должность или деятельность во время Советской власти в период с 1917 по 1919 годы. Исключение составляет лишь Светлова Анна Федоровна, пострадавшая за то, что была родственницей председателя волисполкома и волостного судьи.
Кстати, неподалеку от братской могилы, на новосельском кладбище находятся могилы Косенкова Григория Фроловича (1882-1965), и Моховой Матрены Ивановны (1879-1953). Это родственники погибших комбедовцев.
А.Д. Лукашов,
краевед.

***
1. Русская эмиграция в Европе в 1920-е – 1930-е гг. СПб Алетейя 2005. Стр. 208.
2. Воспоминания жительницы деревни Заовражье, Германовой Варвары Ивановны. Хранятся в музее новосельской школы.
3. Петр Климентьев посвятил себя военной службе, учился в Московской военной академии им. Фрунзе. К началу войны имел звание майор, служил под Ригой начальником оперативного штаба 8-й Армии. В июле 1941 года при отступлении наших войск, под Нарвой, в легковую машину, где он находился, попал снаряд. На месте взрыва не нашли тел Петра Климентьева и его личного шофера Рудного, а обнаружили только один сапог шофера.
4. Впоследствии Сорокин занимал ответственные должности, работал в Смольном. Приезжал в Сланцы вместе с С.М. Кировым. Был арестован в 30-х гг. Дальнейшая его судьба неизвестна.
5. В настоящее время эти списки хранятся в музее новосельской школы.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика