Ленинградская область: лица власти. Неслучайный ветер судьбы

360
8 минут
Ленинградская область: лица власти. Неслучайный ветер судьбы
21.05.2020 "Знамя труда". Сланцы

Сегодняшний гость нашего медиапроекта «Ленинградская область: лица власти» – заместитель председателя законодательного собрания Ленинградской области Дмитрий Витальевич Пуляевский.

Депутат, за плечами которого солидный опыт работы в муниципальных органах власти. С 1998 года – первый заместитель мэра Соснового Бора, затем – глава администрации этого города, депутат и спикер местного парламента и, наконец, депутат областного уровня.
Более двадцати лет – во властных структурах, и поэтому, –нарушая нашу традицию, начнём не с детской мечты «Кем хотел стать?», а с вопроса:

– Каким ветром занесло в чиновники?
– Чисто случайным. Я об этом никогда не думал и не гадал. Учась в аспирантуре и занимаясь общественной работой, я был достаточно неплохо известен мэру Соснового Бора – Валерию Ивановичу Некрасову, который как-то попросил меня подыскать ему заместителя из молодых активистов.
Я привёл к нему первого, третьего, пятого... Всё не то. И помню, словно вчера было, 2 февраля мне звонок от мэра: «Зайди ко мне». Пришёл, а он мне в лоб: «Будь моим замом». Я растерялся, говорю: «Валерий Иванович, это слишком неожиданно, дайте мне время подумать, с женой посоветоваться», на что мне в ответ: «Даю две недели, а 16 февраля жду на работу». Вот так я и оказался в чиновниках.

– А в детстве кем мечтали стать?
– У меня не было колебаний, всегда хотел быть учёным. Учёным-физиком, с глубоким пониманием мироздания и происходящих в нём процессов.

– Как Эйнштейн?
– Нет, Энштейн теоретик, а я же всегда хотел стать ученым-практиком. Самое главное – не просто знать, а понимать, как происходят все процессы.

– Учились, конечно, хорошо?
– Да, после 10 класса одна четвёрка, а институт с красным дипломом.

– Самое яркое впечатление детства?
– Их несколько. Первое – это школьные олимпиады разного уровня, когда садишься за парту и не знаешь, какие вопросы тебя ждут и сможешь ли на них ответить, заполнить своими знаниями этот сосуд с вопросами.
Второе – это поездка после восьмого класса в ихтиологическую экспедицию на Братское море, где учёные изучали его рыбную фауну. Я тогда понял, как непроста их работа, как далёк конечный результат от первого шага в исследовании, и укрепился в своём стремлении заниматься наукой.
И третье яркое впечатление – это студенческий стройотряд, в который я каким-то чудом попал после девятого класса. Мы строили коровники, приходилось работать топором, и первые две недели думал, что рука у меня просто отвалится: так болели мышцы. А на третью я уже вошёл в норму и к концу сезона мог топором хоть зубочистку выстрогать. Этот навык до сих пор со мной, как езда на велосипеде: если научился, то на всю жизнь.
Именно в стройотряде я остро почувствовал желание окунуться в студенческую жизнь.

– На что потратили первые заработанные деньги?
– Первые я получил ещё в экспедиции. Как сейчас помню: 25 рублей одной бумажкой, которые я с гордостью отдал маме (по тем временам примерно четверть средней зарплаты рабочего – прим.). А на что они были потрачены, я просто не помню.

– Кем работала мама?
– В строительной отрасли, занималась изучением свойств бетона. Она по-прежнему живёт в Иркутске, откуда я родом, вместе с моей младшей сестрой.

– А папа кем был?
– Работал инженером на авиазаводе, но, к сожалению, уже ушёл из жизни.

– Вы окончили Ленинградский электротехнический институт. На его выбор повлияли друзья из стройотряда?
– Нет, там ленинградцев не было, были свои, иркутские. Но мне очень хотелось в Ленинград, который казался мне другой планетой. Я собирался поступать на медицинскую электронику, но в приёмной комиссии у меня поинтересовались: «Вы окончательно решили? А то у нас открылось новое направление, его ещё и в справочниках нет – оптическая электроника. Если будете хорошо учиться, то на третьем курсе сможете попасть на кафедру академика Алферова».
К совету прислушался и не пожалел. Занимаясь на кафедре и учась затем в аспирантуре, когда мы порой сутками не покидали лабораторию, я чётко осознал, что не кнут или пряник главные составляющие любого успеха, а энтузиазм и вдохновение, которые невозможно заменить рублём.

– Как оказались в Сосновом Бору?
– Здесь был филиал Государственного оптического института, с которым у кафедры Алфёрова был договор, и я занимался там в аспирантуре. Параллельно со своими сверстниками вёл активную общественную работу, этому сама атмосфера города атомщиков способствовала. Мы создали центр научно-технического творчества молодёжи, молодёжный жилищно-строительный комплекс, в котором будущие жильцы сами строили себе квартиры.
Когда это движение было на последнем издыхании, мне предложили возглавить строительную бригаду, и я оказался перед непростым выбором: либо остаться в аспирантуре и, стало быть, жить в общежитии, либо пойти за квартирой в МЖК.
Посоветовался с женой, и мы выбрали второе, надеясь, что потом можно будет вернуться в науку. Но жизнь распорядилась иначе.

– Вы тогда были уже женаты?
– Да. Я женился после пятого курса. Сдал госэкзамен по научному коммунизму и мотанулся в Иркутск. Сыграли свадьбу, и я вернулся в Ленинград, потому что у нас начинались военные сборы. А с женой мы знакомы с девятого класса, учились вместе.
– Кем работает жена?
– Она у меня врач, работает в сосновоборской медико-санитарной части. Живём мы с ней по-прежнему в том же доме, который я строил, на девятом этаже.
Ребята удивлялись, почему я на последний этаж залез, как бригадир я имел право первого выбора и мог взять любую квартиру. Потом я им признался: когда мы уложили перекрытия девятого этажа, я встал на пол будущей квартиры и увидел море, по глади которого шли суда. И я понял, что жить хочу именно здесь.

– Дачей обзавелись?
– Да, она у меня неподалёку, под Копорьем.

– Чем на ней занимаетесь?
– У меня два главных дела, или, как я их называю, послушания. Первое – это покос газона. Газонокосилка старенькая, но я поддерживаю её в хорошем состоянии, и еженедельно часа два-три уходит на стрижку газона, после которой меня – хоть выжимай, такое это энергозатратное занятие.
Второе моё главное послушание – это работа у печи, которую сложил на участке по типу русской. Получаю большое удовольствие, готовя в ней еду. На прожарку пиццы у меня уходит секунд 70. Но могу и подолгу в печке блюдо томить, к примеру свиную рульку или баранью ногу.

– А Ваше любимое блюдо?
– Наверное, это плов, та же баранья нога, уха, борщ, но готовит его жена. Уважаю пельмени. Мы в Сибири их наволочками на зиму заготавливали.
Когда ушёл с детьми и внуками, которых у меня трое, на дачную самоизоляцию, вспомнили об этом опыте. Чтобы такую ораву прокормить, нужно кому-то целыми днями у плиты торчать. Пельмени в этом случае хороший выход из положения: налепи побольше и занимайся другими делами. Кстати, во время самоизоляции мы с коллегами по Заксобранию приобрели хороший опыт дистанционной работы. Так что нет худа без добра.

– Дети на даче помогают?
– Конечно, у каждого свои обязанности. Мы здесь без жены, она в городе, на службе, медикам самоизоляция не положена.

– В честь кого дети названы?
– Сын – в честь деда, Михаил. У меня был замечательный дед. После первого класса он посадил меня в самолёт и отвёз на свою малую родину, перезнакомил со всей нашей роднёй и сказал: «Кого бы ты ни встретил по жизни с нашей фамилией, знай, что корни у него в нашей деревне». А называется деревня Пуляева. Я очень благодарен деду, он в ту поездку просто заразил меня сибирским духом.
Дочку назвали Дашей, так жена попросила. Но зато она родилась в один день с моей мамой. Я родился день в день с моим отцом. А старшая внучка, которой на днях исполнилось 16 лет, и мой дед родились 8 мая с разницей ровно в сто лет! Вот такие у нас в семье совпадения.

– Чем занимаются дети?
– Сын – айтишник, дочка изучала связи с общественностью, но на душу ей это не легло, и сейчас учится на дизайнера.

– Со здоровым образом жизни дружите?
– Стараюсь. Насчёт выходных я сказал, у меня главный спортивный снаряд в эти дни – газонокосилка. По будням – ходьба, обязательные десять тысяч шагов. И горные лыжи, на которые я всю семью поставил.

– Музыкальные предпочтения?
– Воспитан на музыке моей юности. «Марш энтузиастов» и другие мелодии тех лет живут со мной.

– Какое радио слушаете в машине?
– Обязательно «Эхо Москвы», потому что мне, как депутату, а ранее, как главе города, нужно знать, что говорит оппозиция. Когда занимаюсь ходьбой – слушаю «Маяк», там есть неплохие научно-популярные и художественные передачи.

– В соцсетях присутствуете?
– У меня есть страничка в «ВКонтакте», но захожу я туда редко. Если вести её регулярно и хорошо, то для этого нужно время, а значит, его останется меньше для живого, прямого общения с людьми, которое я предпочитаю больше виртуального.

– И последний вопрос: о чём хотели бы спросить самого себя?
– Спросить? Нет, лучше пожелать: не забывай, что человек рождён, чтоб сказку сделать былью...

Вот такой он, наш сегодняшний гость. А как он собирается делать из сказки быль, то есть о его повседневной работе, мы узнаем во второй части нашего медиапроекта, задав ему присланные вами вопросы.
До встречи с очередным нашим гостем!
Михаил ЛИЧЕНКО.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика